За Царя! Покаяние спасет Россию
За Царя! Покаяние спасет Россию

Уникальные факты о царской России. Часть 9

Почему сто лет назад рухнула монархия?

Февраль 1917. История предательства, глупости и измены. Часть 2

Династия Романовых. Информационная война против Царя и Царицы. Столичное общество, разночинная интеллигенция. Предательство Святейшего Синода. Что случилось с исполнителями переворота?

Узнайте ответы на непростые вопросы:

  • Почему представители династии Романовых крушили монархическое древо, от которого сами произрастали?
  • Как и с чьей помощью была организована полномасштабная «информационная война» против Царя и Царицы?
  • Какие методы «психического заражения» общества для провокации смуты применялись сто лет назад и применяются сейчас?
  • Какую роль сыграл «офисный планктон» и столичная интеллигенция того времени в нагнетании деструктивных и разрушительных настроений в обществе?
  • Как предавало Царя, главу русской православной церкви, высшее духовенство?
  • Почему представители Святейшего Синода поддержали Временное правительство и не защитили Божьего Помазанника ни в дни государственного переворота, ни потом, когда царская семья была в заточении и ссылке?
  • Что случилось с исполнителями путча? Как раскаивались потом организаторы смуты?
  • Что мы знаем о том, каким на самом деле было «белое движение» и почему оно потерпело поражение?
  • Почему мы и сейчас склонны обвинять во всех бедах Царя, а истинные виновники величайшей трагедии России до сих пор остаются в тени?
    Соглашаясь с подобными трактовками истории, не желая знать правды, мы, современные люди, продолжаем предавать и своего Царя, и свою историю, и свою Родину, и Бога в своей душе.
    Не осознав истинных причин своих бед и несчастий, мы обречены на их повторение.

Автор лекции: Г.Л. Павлова.
Познакомиться с другими лекциями цикла «Отречёмся от старого мифа»

Мы продолжаем наше исследование причин и обстоятельств крушения монархии. (См. предыдущую лекцию История предательства, глупости и измены. Часть 1).

В феврале 1917 г. был совершён государственный переворот в результате заговора элит. В заговоре участвовали генералы верховного штаба, некоторые министры, депутаты Государственной Думы и даже некоторые члены семьи Романовых.

Династия Романовых

Из книги И. Солоневича: «Особенно трагическая чёрточка всего этого заговора заключается в том, что и часть Династии приняла в нём активное участие. Династия – чем дальше от престола, тем больше сливалась с земельной аристократией, с её политическими и социальными интересами».

Из воспоминаний профессора истории С. Ольденбурга:

«В начале января 1917 года повелением Государя Императора четыре Великих Князя были высланы из Петербурга и, конечно, у Государя Императора были для этого достаточные основания, при Его антипатии ко всякого рода крутым мерам…»

Великий князь Николай Константинович Романов
Великий князь Николай Константинович Романов
Из фильма «Страна, которую не жалко»:

«Будь проклята кровавая династия!
Уж близится кончина самовластья!»

Такие стихи собственного сочинения обожал декламировать по пьяни не кто иной, как Великий князь Николай Константинович. В революционеры внук Николая I подался после того, как попался на краже фамильных драгоценностей.

Кроме Николы (так его звали в семье) были там и другие «борцы с тиранией». Кому-то сократили карманные деньги: вместо 200 тысяч ежегодно – миллион единовременно, и крутись, как хочешь. Кому-то не одобрили неравный брак. Кому-то не разрешили пользоваться Ливадийским дворцом как дачей. «У нас там не гостиница», – заявила Александра Фёдоровна своей тёте Михень, великой княгине Марии Павловне. В ответ Мария Павловна организовала влиятельный оппозиционный салон.

Были в семье и свекровь, которая терпеть не могла невестку, и многочисленные дяди, братья, кузены, племянники. Дело, в общем-то, житейское, вот только все эти марии павловны, анны фёдоровны и сергеи александровичи личную жизнь превращали в политику

Из воспоминаний великого князя Александра Михайловича Романова:

«Они всегда что-то требовали. Николай Николаевич воображал себя великим полководцем. Алексей Александрович повелевал морями. Сергей Александрович хотел превратить московское генерал-губернаторство собственную вотчину. Владимир Александрович стоял на страже искусств. Все они имели каждый своих любимцев, своих балерин, своих миссионеров».

Факт:

Кирилл Соловьёв, доктор исторических наук:

«На самом деле речь идёт не просто о каких-то там людях, которые настолько политически амбициозны, что готовы ради своих интересов разрушать страну. Нет! За ними стоят большие группы влияния. За ними стоит, как бы мы сейчас сказали, бизнес тогдашний российский. За ними стоят часто местные региональные интересы».

Французский посол в России Морис Палеолог
Французский посол в России Морис Палеолог

И. Солоневич пишет о впечатлениях французского посла Мориса Палеолога: «…Палеолог с полным недоумением рассказывает о том, что князья просто и Великие Князья, представители и финансовой, и земельной знати, на своих приемах совершенно открыто говорили о свержении Государя и о том, как они уже ведут пропаганду в частях гвардии – в первую очередь в Павловском полку, который и в самом деле первым начал «революцию».

М. Палеолог ни на какие слухи не ссылается: на этих приёмах он присутствовал лично и сам всё это слышал. Его изумляла откровенность заговорщиков, которые под хмельком всё это выбалтывали в присутствии посторонних лиц, в том числе и посла союзной державы. Он называет имена… говорит, что эта аристократическая агитация велась даже среди личного конвоя Его Величества. И провозглашались тосты такого рода:

«За умного («intelligent») царя, исполненного чувства долга и достойного своего народа». И тут же приводится «план» – принудить Государя Императора к отречению, заключить Государыню Императрицу в монастырь, возвести на престол Наследника Цесаревича при регентстве Вел. Кн. Николая Николаевича».

Из фильма «Романовы, Царское дело. Фильм 5»:

Евгений Пчёлов, историк:

«К концу 1916-го года Николай II, не говоря уж об Александре Фёдоровне, оказались фактически в полной изоляции, и даже императорская фамилия была настроена достаточно негативно по отношению к Николаю II. Здесь сыграло роль, конечно, участие Великого князя Дмитрия Павловича в убийстве Распутина.

Узнав об этом, государь сказал: «Мне стыдно перед Россией, что руки моих родственников обагрены кровью мужика».

Алексей Варламов, писатель:

«Когда Распутина убили, среди мужиков, среди солдат такие были разговоры: «Вот был один мужик, дошел до Царя, и его убили».

Великий князь Дмитрий Павлович
Великий князь Николай Николаевич
Великие князья Дмитрий Павлович и Николай Николаевич Романовы

Генерал А. Мосолов сообщает:

«Думали, что переворот приведёт к диктатуре Вел. Кн. Николая Николаевича, а при успешном переломе в военных действиях и к его восшествию на Престол. Переворот считался возможным ввиду распрей в Императорской Фамилии… Легкомысленные представители общества думали исключительно о своём собственном благополучии… Ища виновников неудач России, они обрушились на Государя и, в особенности, на Государыню. Видя невозможность отделить Императрицу от Царя, они начали мечтать о дворцовом перевороте».

Свои впечатления он суммирует так: «Мне казалось, что столица объята повальным сумасшествием».

Из фильма «Страна, которую не жалко»:

Мнение:

Никита Аникин, канд. истор. наук, главный редактор журнала «Живая история»:

«С тем упоением, с которым представители династии крушили и ломали, что называется, монархическое древо, от которого сами произрастали, то, с каким упоением либеральные круги Думы и промышленности раскачивали царский трон, полагая, что свалится оттуда только неприятный им Император, действительно сегодня не поддаётся описанию».

Игра велась с таким азартом, что российские игроки даже не заметили, как на столе появился джокер. С этого момента игру вели уже не они, играли ими. При этом многие даже не подозревали, как, на самом деле, высоки ставки. Мало было просто убить царя. Удар наносился не конкретно по Николаю II, как думала высокопоставленная фронда, надо было уничтожить даже не самодержавие – убить веру, прежде всего, в будущее собственной страны. А оно к 1917 приобретало достаточно чёткие контуры. После войны страна-победитель с богатейшими природными ресурсами и без серьёзных национальных конфликтов неминуемо превратилась бы не просто сверхдержаву, в единственную сверхдержаву мира».

Информационная война против Царя и Царицы!

Переворот также подготовила беспрецедентная по масштабу и цинизму клеветническая компания против Царя и Царицы, пока он завоёвывал победу на фронте, а она спасала раненых в своих госпиталях.

В газетах появлялись оскорбительные карикатуры, в Думе Царица была объявлена немецкой шпионкой, говорили, что будто бы она готовит с немцами сепаратный договор, и много другой клеветы.

Из фильма «Романовы, Царское дело. Фильм 5»:

«С думской трибуны лидер партии народной свободы либерал Милюков, потрясая австрийской газетой, бросил в адрес власти слово «измена». В народе упрощённо поняли так: член думы Милюков доказал, что Царица и Распутин предают Россию императору Вильгельму.

Архимандрит Тихон (Шевкунов), наместник Сретенского мужского монастыря, Москва:

«Информационная война – для нас сегодня это совершенно привычное словосочетание. Но тогда люди впервые начинали осознавать, что, оказывается, можно и так: абсолютно нагло, жестоко, безжалостно и беспринципно действовать в прессе. И царская семья испытала это на себе сполна».

Константин Мельник-Боткин, внук лейб-медика царской семьи Е.С. Боткина, советник премьер-министра Франции в 1959-1962 гг. (Франция):

«Все эти милюковы, львовы, гучковы и даже, к несчастью, генеральный штаб говорили, что Александра Фёдоровна – немка, что она поддерживает предателей страны. Это скандально, потому что Александра Фёдоровна была глубоким русским человеком. Она любила глубоко Россию».

Но, несмотря на явные успехи на фронте, лидеры оппозиции, сидя в Петрограде, с самоубийственным рвением работали над разрушением и веры в царскую власть.

Алексей Варламов, писатель:

«И в этом смысле у государя появились могущественные, сильные враги, которые были готовы использовать любое средство против него. И Распутин оказался очень хорошим поводом и очень хорошим средством».

Пока царь завоёвывал победу на фронте, а царица спасала раненых в госпиталях, в газетах появлялись оскорбительные карикатуры
Пока царь завоёвывал победу на фронте, а царица спасала раненых в госпиталях, в газетах появлялись оскорбительные карикатуры

Иван Солоневич задаёт вопрос: «Почему вымышленное «влияние» Распутина могло вызвать негодование? И именно в тех слоях, которые по ежедневной своей практике не могли не знать, что никакого влияния не было. Никакой роли не могло играть и положение армии, ибо если кто либо в мире знал, что армия, наконец, вооружена до зубов, то в первую голову этого не могли не знать ген. Алексеев, как начальник штаба Верховного Главнокомандующего, и А. Гучков, как председатель Военно промышленного комитета».

В своём интервью информационно-аналитическому изданию «Столетие» кинодокументалист Елена Чавчавадзе, автор нескольких фильмов о теневых фигурах революции, говорит: «У нас в новых сериях фильма «Западня для России» будет несколько убийственных фактов. Вот один из них. Немецкому архивисту была поставлена задача – найти документы о том, что Распутин всё-таки был германским агентом влияния, в чём его обвиняли оппозиционеры (имеется в виду Политический архив МИДа Германии). Архивист сказал, что перерыл всё. Что удалось выяснить? Да, за ним следили, да, наблюдали, но он не был никаким германским агентом!..

То есть… Распутин никогда не был немецким агентом влияния, а дезу об этом англичанам нужно было специально распустить, чтобы дискредитировать государя и доказать, что Россия – ненадёжный союзник, якобы стремится заключить сепаратный мир, чего никогда на самом деле государь бы не сделал».

Из фильма «Страна, которую не жалко»:

«Трещины в фундаменте Российского государства 100 лет назад были хорошо заметны профессионалам.

Но посетители высокопоставленных салонов от их предупреждений отмахивались.

Зато на Западе возможности психологических, поведенческих войн оценили по достоинству.

Открылись целые линии финансирования региональных, читай националистических, сепаратистских партий. Наметился целый план информационной кампании против, как бы мы сейчас сказали, Федерального центра.

Британский разведчик, Уильям Вайсман, глава английской Миссии МИ-6 в Нью-Йорке назвал этот план «управлением бурей».

Буря начиналась с небольших точек на горизонте: появились анекдоты про мальчика Колю-царя, карикатуры. Вот эта подписана «Самодержавие», а вот Николай пляшет под дудку Распутина, а вот так предлагалось трактовать, что стоит за официальным представлением «Мы, Николай II». А вот и первые молнии – царю собираются пробить голову. Главное – не видеть за картинкой человека. Убийство должно быть смешным. Кстати, когда в декабре 1916-го зверски замучили Распутина – яд, пуля, и, наконец, ещё живого кинули под лёд – такому средневековому зверству не ужасались. Это был повод для фельетонов».

Многие слухи, которые определяли настроения общества, исходили из зарубежных изданий, которым все верили.

Вот что писала княгиня Мария Тенишева в своей книге «Впечатления моей жизни»:

«Однажды дошла в Талашкино из Англии газета, и гувернантка Ольги в недоумении долго вертела огромной бумажной простынёй с портретом Распутина почти в натуральную величину на первом листе, задавая неделикатные вопросы на этот счёт. Как это оскорбительно! Не могу переварить такой обиды, нанесённой нашей русской народной чести… Какая вакханалия, разнузданность, а главное, какой позор!» – восклицает княгиня.

И это негодование и возмущение относятся, само собой, к Распутину и его покровителям. Но! Обратите внимание: речь идёт о газете из Англии.

Из фильма «Страна, которую не жалко»:

«Вот газета «Социалдемократ», 1915-1916 год, цена указана в сантимах, распространяет вроде бы нейтральная Швейцария. Швеция, Англия, Франция, США не отстают – «ТамИздат» лавиной идёт в Россию».

Происходило феноменальное нагнетание абсурда, лжи и клеветы с помощью карикатур, которые печатались за рубежом, слухов, сплетен, в том числе передаваемых через средства массовой информации.

Сейчас бы мы сказали, что против Царя и Царицы велась хорошо организованная полномасштабная информационная война.

Из фильма «Страна, которую не жалко»:

Дмитрий Зыкин, писатель, историк:

«Расклеивались листовки по крупнейшим российским городам. Революционеры говорили: «Скоро не будет хлеба. Скоро не будет продовольствия. Бегите, покупайте в магазины. Бегите, покупайте! На нас надвигается голод!» Человек бежал, покупал муку. И действительно её становилось меньше. Правда? То есть, это самосбывающийся прогноз».

Александр Репников, доктор истор. наук:

«Вот самый популярный, наверное, журнал того времени «Нива». Посмотрим, как менялись здесь темы в семнадцатом году. Посмотрите: примета нового времени – «очередь».

Вера Кузьмина, журналист:

«Очередь не сфотографирована – нарисована. Но после такой иллюстрации уже появится настоящая».

Дмитрий Рублёв, канд. истор. наук:

«Здесь же не разъяснялись какие-то тонкости политэкономии. Листовки, вообще-то, были довольно просты к пониманию людей».

Вера Кузьмина, журналист:

«Если листовка – это современный twitter, то очередь – это социальная сеть, которая формирует общественное мнение на местах. И именно поэтому с ними не то что не боролись, их создавали специально.

Очереди были нужны как сеть распространения слухов. Ни один майдан без соцсетей невозможен».

Мнение:

Никита Аникин, канд. истор. наук, главный редактор журнала «Живая история»:

«Императрицу часто, как известно, обвиняли в том, что она – немка. Впоследствии была создана целая комиссия при Временном правительстве, которая расследовала якобы имевшие место связи императрицы с Берлином. Искали там какие-то секретные устройства. В итоге ничего не нашли. Но, тем не менее, общественное мнение настолько негативно относилось к самому Государю Императору, что вопрос «глупость или предательство» относится ко всем».

Вера Кузьмина, журналист:

«Случай примечательный: ничего не нашли, но из «ничего» было создано общественное мнение о гнусности власти. Никакие аргументы и здравый смысл такому общественному мнению уже не указ».

Александр Репников, доктор истор. наук, начальник центра документальных публикаций РГАСПИ:

«Известно огромное количество фотографий: Императрица, девочки, они в форме сестёр милосердия. И это не просто некий такой образ. Они действительно реально помогали раненым. Но что получалось? Перетрактовывали данные фотографии на свой лад: «Посмотрите, вот на фотографии Императрица в мужском морском госпитале. Всё понятно: пошла, значит, соответственно, туда, где мужики находятся. То есть, всё героическое определённой частью людей опошлялось».

Вера Кузьмина, журналист:

«После такого не то что власть, страну уже никому было не жалко. Защищать «такую» не захотел никто. Ну, а уж отрубить голову двуглавому орлу, символу России, и вовсе раз плюнуть – не жалко».

Из фильма «Романовы, Царское дело. Фильм 5»:

Дмитрий Матлин, историк:

«Слухи, в основном, слухи. Телевидения нет, радио нет, мобильной связи нет. А здесь в Петрограде происходит чёрт знает что: Распутин водит хороводы с Императрицей. Большинство этих мерзких, богомерзких карикатур напечатаны на территории оккупированной Польши, Австрии. Безусловно, русская и военная элита, не вся, конечно, надломилась.

Архимандрит Тихон (Шевкунов), наместник Сретенского мужского монастыря, Москва:

«Солдаты, офицеры, генералы, воюя на фронтах, очень немногие из них понимали, что главное сражение разворачивается не здесь. Главное сражение ведётся за их умы. И это сражение в масштабе всей страны, как ни горько это констатировать, было проиграно».

С помощью хорошо организованной пропаганды за сравнительно короткий срок было достигнуто психическое заражение общества идеями и настроениями, нужными режиссёрам смуты.

Цель была одна – подготовить русское общество к тому, чтобы последующее свержение Царя и даже убийство люди сочли бы закономерным и справедливым.

Столичное общество

Из фильма «Страна, которую не жалко»:

«Никогда ещё в российских столицах не веселились с таким размахом, как на новый 1917 год. Все столики в первоклассных ресторанах были расписаны за недели. Цыганские романсы и новомодная мелодия «танго» звучали изо всех окон. За новогодний ужин из трёх блюд: рыба, жаркое и сладкое брали от 10 до 15 рублей, почти в 5 раз дороже обычного. Шампанское уходило по 100 рублей за бутылку. О введённом на время войны «сухом законе» никто даже не вспоминал, как не вспоминали и о самой войне. Это там, где-то далеко на фронтах, умирали люди. А в тылу был карнавал.

Разгул и движение, впрочем, начались задолго до боя новогодних курантов. Брызгами шампанского прогрессивная общественность того времени готовилась встретить кардинальные перемены».

Великосветский ужин в ресторане «Контан»
Великосветский ужин в ресторане «Контан»

Ещё в 1914 году, в начале войны, в русском обществе преобладали патриотические настроения, а уже к 1917 году произошла полная трансформация.

Из фильма «Страна, которую не жалко»:

«А ведь ещё в четырнадцатом собравшаяся перед Зимним толпа, узнав о начале войны, в патриотическом восторге пела: «Боже, Царя храни». Всего два года, и та же толпа поёт уже совсем другие песни и опьянена совсем другим. Тосты тоже изменились».

Александр Репников, доктор исторических наук, начальник центра документальных публикаций РГАСПИ:

«В России монархической вдруг стало модно казаться (не обязательно быть!) революционером, играть в некую фронду. Вот, я – немножко оппозиционер, но не настолько оппозиционер, чтоб меня с тёплого места прогнали, чтобы показать некую свою фронду, как-то продемонстрировать или красным бантом, или каким-то словом, или тостом, например. Это ведь не обязывает ни к чему. Но вместе с тем уже в обществе закрепляется такая позиция – посмотрите, он, вроде бы, «наш».

«Во фронду играют, как до этого играли в патриотизм. Несколько военных неудач, кампания, затянувшаяся дольше, чем хотелось бы, и вот уже новости из окопов интересуют просвещенную публику куда меньше, чем последние парижские, как тогда говорили, «креасьоны».

Офисный планктон столетней давности – мелкие служащие, клерки, чиновники – в окопы совсем не стремился. «Косить» от армии можно было вполне легально, записавшись в «земгусары» – организации помощи фронту, созданные при Союзе городов. Они давали своим членам право носить военную форму, но по-прежнему заниматься своими делами в тылу и считаться при этом работающими на оборону».

Николай Колесников, журнал «Воин», 1922 г.:

«Мимо них шла облитая кровью война. А молодые чопорные денди, сыновья скучающих отцов и мессалин-матерей, не слышали призыва родины, затыкали уши от криков раненых и признаков смерти. Чтобы не стыдно было встречать взгляды девушек и калек в серых шинелях на костылях, тоже надели шинели. Они устроили маскарад Великой Войны».

Вера Кузьмина, журналист:

«В шестнадцатом такие сынки, о которых публицист Колесников вспоминал уже в эмиграции, валом валят в эпатажные клубы самоубийц, рестораны, кокаиновые кафе, но не на фронт. На фронте, вернее, на военных поставках, «делают» деньги. Как и в 90-е годы двадцатого века, они назовут это красиво – «новыми возможностями для тех, кто умеет пользоваться моментом».

Вот что писал Великий князь Александр Михайлович о той атмосфере политиканства, которая царила в русском обществе: «Политиканы мечтали о революции и смотрели с неудовольствием на постоянные успехи наших войск. Мне приходилось по моей должности часто бывать в Петербурге, и я каждый раз возвращался на фронт с подорванными моральными силами и отравленным слухами умом. ...Ничего, кроме лжи и сплетен, выдаваемых за истину только потому, что их распускают высшие придворные чины».

Из фильма «Страна, которую не жалко»:

Александр Репников, доктор исторических наук, начальник центра документальных публикаций РГАСПИ:

«Стало модно ругать власть и не только власть, но и ругать свою страну, ругать Родину, ругать Россию, желать поражения своей стране. Ведь это тоже очень страшный, по-моему, феномен, когда желали поражения не столько самодержавию, сколько России. Например, отрывали белую, синюю полоску, оставляли красную. На ремнях носили изображение двуглавого орла на пряжке, перевернутое коронами вниз».

Факт:

По словам Ивана Солоневича, «никакой "народ" никакого участия в Феврале не принимал... Делала революцию вся второсортная русская интеллигенция последних ста лет. Именно второсортная. Ни Фёдор Достоевский, ни Дмитрий Менделеев, ни Иван Павлов, никто из русских людей первого сорта — при всём их критическом отношении к отдельным частям русской жизни — революции не хотели и революции не делали. Революцию делали <…> историки третьего сорта — вроде Милюкова, адвокаты четвёртого сорта — вроде А. Керенского.

Делала революцию почти безымянная масса русской гуманитарной профессуры, которая с сотен университетских и прочих кафедр вдалбливала русскому сознанию мысль о том, что с научной точки зрения революция неизбежна, революция желательна, революция спасительна».

Из фильма «Страна, которую не жалко»:

Никита Аникин, кандидат исторических наук, главный редактор журнала «Живая история»:

«Неожиданно это стало очень популярным – красные банты, красные флаги, вообще эти социалистические настроения: равенство, братство. Недаром Французская революция – просто на пике моды. Именно тогда, в феврале-марте раскупаются учебники, исторические труды по Французской революции. Уже через несколько лет вспоминали об этом с таким удивлением, говорили, что были буквально опьянены этим».

Атмосферу в русском обществе того времени можно назвать не иначе, как коллективным умопомешательством.

Из фильма «Романовы, Царское дело. Фильм 5»:

Архимандрит Тихон (Шевкунов), наместник Сретенского мужского монастыря, Москва:

«Английский писатель Беринг, в те годы живший в России, очень глубоко изучивший русскую жизнь, русский народ, в полном недоумении писал: «Ну чего ещё хочет русский народ?» Он был поражён постоянным неизбывным недовольством, в первую очередь нашей интеллигенции, всем, тотально всем, что происходило вокруг».

Москвичи расхватывают листовки. Февраль 1917 г.
Москвичи расхватывают листовки. Февраль 1917 г.

На вопрос о том, почему Царь не предотвратил катастрофу, отвечает Великий князь Александр Михайлович Романов, внук Николая I, в своих воспоминаниях: «Как это бывает с каждой заразительной болезнью, настоящая опасность революции заключалась в многочисленных носителях заразы: мышах, крысах и насекомых... Или ж, выражаясь более литературно, следует признать, что большинство русской аристократии и интеллигенции составляло армию разносчиков заразы.

Трон Романовых пал не под напором предтеч советов или же юношей-бомбистов, но носителей аристократических фамилий и придворныой знати, банкиров, издателей, адвокатов, профессоров и др. общественных деятелей, живших щедротами Империи.

Царь сумел бы удовлетворить нужды русских рабочих и крестьян; полиция справилась бы с террористами! Но было совершенно напрасным трудом пытаться угодить многочисленным претендентам в министры, революционерам, записанным в шестую Книгу российского дворянства, и оппозиционным бюрократам, воспитанным в русских университетах.

Как надо было поступить с теми великосветскими русскими дамами, которые по целым дням ездили из дома в дом и распространяли самые гнусные слухи про Царя и Царицу?

Как надо было поступить в отношении тех двух отпрысков стариннейшего рода князей Долгоруких, которые присоединились к врагам монархии? Что надо было сделать с ректором Московского университета, который превратил это старейшее русское высшее учебное заведение в рассадник революционеров?

Что следовало сделать с графом Витте, возведённым Александром III из простых чиновников в министры, специальностью которого было снабжать газетных репортёров скандальными историями, дискредитировавшими Царскую семью?

Что нужно было сделать с профессорами наших университетов, которые провозглашали с высоты своих кафедр, что Пётр Великий родился и умер негодяем?

Что следовало сделать с нашими газетами, которые встречали ликованиями наши неудачи на японском фронте? Как надо было поступить с теми членами Государственной Думы, которые с радостными лицами слушали сплетни клеветников, клявшихся, что между Царским Селом и ставкой Гинденбурга существовал беспроволочный телеграф? Что следовало сделать с теми командующими вверенных им Царём армий, которые интересовались нарастанием антимонархических стремлений в тылу армий более, чем победами над немцами на фронте? <…>

Описания противоправительственной деятельности русской аристократии и интеллигенции могло бы составить толстый том, который следовало бы посвятить русским эмигрантам, оплакивающим на улицах европейских городов «доброе старое время». Но рекорд глупой тенденциозности побила, конечно, наша дореволюционная печать».

Из фильма «Страна, которую не жалко»:

Алексей Мартынов, историк, политолог:

«Самое обидное в этом во всём, что все считали, что государству ничего не угрожает, и не считали нужным это беречь. По улицам российских городов ходили черносотенцы, выкрикивали разные ксенофобские лозунги, были ответные какие-то действия, то есть, исчезала синергия народов».

Дни февральского переворота 1917 г.
Дни февральского переворота 1917 г.

Испокон веков русские люди отдавали свою жизнь «За Веру, Царя и Отечество», потому что эти три главных приоритета и составляли национальную идентичность.

К тому времени Веру народ растерял, отступился и от Царя, часть прониклась модными революционными идеями и лозунгом «долой самодержавие», часть трусила, часть текла по течению и была безразлична. Отступилась даже церковь.

Из фильма «Страна, которую не жалко»:

Вера Кузьмина, журналист:

«Если ринется на власть сокрушающая сила, не обессудь, мой друг, я останусь в стороне: защищать некого и нечего», – таких писем в архивах множество. Самое страшное, что написаны они не просто частными людьми, а членами монархических партий и организаций, теми, кто ещё недавно был искренне готов защищать «Веру, Царя и Отечество» до последней капли крови. Точно так же через 70 лет ни один из коммунистов не выйдет защищать СССР, не увидит в этом смысл».

Мнение:

Дмитрий Зыкин, писатель, историк:

«И они были похожи чем-то на советских людей конца 80-х – начала 90-х годов. И они были крайне наивны. Они верили любой ерунде, которая писалась в листовках. Верили любому, якобы разоблачительному материалу, когда любое обвинение, например, партийного функционера, в том, что у него какая-то невероятная привилегия, тут же приводило в общество на дыбы».

Вера Кузьмина, журналист:

«Вернее, общество ставили на дыбы. Технологии столетней давности не отличались от тех, которые все, кто старше 35-ти, помнят по собственному опыту».

Алексей Мартынов, историк, политолог:

«1905-й – 1917-й – 12 лет. Значит, 1987-й – 1991-й – четыре года. Скорости разные. Скорость передачи информации, скорость доставки контента. Медиа просто быстрее и всё, понимаете? А смысл абсолютно тот же».

Вера Кузьмина, журналист:

«И он предельно прост: посеять вражду между когда-то братскими народами, создать жутковатый и карикатурный образ власти, а потом убрать хлеб и предоставить доселе невиданные зрелища».

Никита Аникин, кандидат исторических наук, главный редактор журнала «Живая история»:

«Ежегодная посещаемость кинотеатров в стране составила около двух миллионов человек. По тем временам это было очень много. Но сказать, что в преддверии революции в конце шестнадцатого – в начале семнадцатого года что-то такое в искусстве изменилось, сложно сказать. Все те тенденции, которые были в начале 20 века, они сохранялись».

Вера Кузьмина, журналист:

«В кинотеатрах – ни патриотических, ни военных лент. «Под пулями немецких варваров» или «Ужасы Калиша» признаны критикой, я цитирую: «во всех отношениях покушениями с негодными средствами». С треском провалилась попытка А. Ханжонкова снять фильм о Севастополе. Рейтинг даёт совсем другое: «Проказы вертопрашки», «Парижские бульвары», «Закон дикаря». Его автор, Арцыбашев, накануне революции хоть и запрещён цензурой (по тем временам его считают чуть ли не порнографическим писателем), неофициальный властитель дум. Синема-драма «Муж» собирает полные залы. В следующий раз зрители будут также ломиться в кинотеатры через 70 лет на «Маленькую Веру».

А в США в это время на экранах – «Рождение нации», фильм, каждым кадром убеждающий: американская нация – одна-единственная, исключительная и способная выдержать любые испытания».

«Вселенский опыт говорит, Что погибают царства Не оттого, что тяжек быт Или страшны мытарства, А погибают оттого, (И тем больней, чем дольше), Что люди царства своего Не уважают больше» Булат Окуджава, 1968

Предательство Святейшего Синода

Предательство Святейшего Синода
Из видео «Предательство Святейшим Синодом Царя»:

«26-27 февраля 1917 года к Святейшему Синоду поступали со стороны высокопоставленных чиновников просьбы о необходимости поддержки монархии. Иерархи же не сочли нужным оказать поддержку Царю. Хотя в распоряжении членов Синода была почти неделя времени. Обер-прокурор Святейшего Синода Раев обратился с просьбой к Синоду разослать воззвание к народу: поддержать православную монархию. Синод ответил отказом. Члены Синода фактически признали революционное правительство, временный комитет Государственной Думы уже 2 марта, до отречения от престола Царя Николая II.

В первых числах этого же месяца члены Синода вели переговоры с новой властью. Поддержка духовенством Временного Правительства обещалась в обмен на предоставление церкви свободы в самоуправлении.

9 марта 1917 года появилось позорное обращение Святейшего Синода, начинавшееся словами: «Свершилась Воля Божия: Россия вступила на путь новой государственной жизни. Да благословит Господь нашу великую Родину счастьем и славой на её новом пути».

Архиереи, назначенные в Синод ещё царской властью, вмиг как будто забыли многовековой канон православного мироустроения. Забыли о том, что Царь и царство – устроение Божие.

«И дух суровый византийства
от русской церкви отлетал…» (Анна Ахматова)

Несмотря на фактическое отсутствие «отречения от престола» Дома Романовых, Святейший Синод 6-8 марта 1917 года открыто распорядился изъять из богослужебных чинов поминовение царской власти.

В церкви царская власть оказалась уничтоженной духовно, то есть фактически оказалась преданной церковно-молитвенному забвению.

Члены Святейшего Синода, приведя православную паству к присяге на верность Временному Правительству и не освободив народ от действующей присяги на верность Императору, благословили, по сути, российских граждан на клятвопреступление.

Святейший Синод заменил поминовение Императора на поминовение «благоверного Временного Правительства», хотя образ правления в России должно было установить только Учредительное собрание».

Из видео «Духовенство. История предательства. Взгляд через 100 лет»:
Доктор исторических наук М.А. Бабкин
Доктор исторических наук М.А. Бабкин

Михаил Бабкин, доктор исторических наук, специалист по истории церкви:

«Духовенство участвовало в антимонархическом сговоре, скажем так».

Историческая справка:

«2 марта 1917 опубликован документ, названный Манифестом об отречении от престола Николая II в пользу брата великого князя Михаила Александровича, который отложил принятие престола до соответствующего решения Учредительного собрания.

3 марта 1917 года Россия стояла на распутье: монархия или республика».

Михаил Бабкин, доктор исторических наук, специалист по истории церкви:

«3 марта – узловая точка. Россия, оказалась на развилке: быть ей монархией или республикой. Как здесь себя повёл высший орган церковного управления? Он сделал всё, предпринял максимум своих полномочий и целый комплекс мер, чтобы снять вопрос о монархии из общественно-политического сознания паствы.

То есть духовенство в марте 1917 года свергло царскую власть как институт. Во главе православного народа вместо Императора в ноябре 1917 года, уже при большевиках, был поставлен патриарх. И, кстати говоря, по результатам 1917 года что мы имеем: не стало императора, но появился патриарх. Вопрос: кому это выгодно? Понятно, что это выгодно духовенству в первую очередь.

Как духовенство относилось к заточению и смерти Императора?

Как относилось духовенство к Императору во время его заточения? Ведь с марта 1917 года по июль 1918 года, когда он был убит со своей семьёй, почти полтора года прошло. Как духовенство реагировало на арестованного Императора? Тем более что заседал Поместный Собор, с августа 1917 года по сентябрь 1918 года работал в Москве поместный собор, то есть высший орган церковной власти.

И как в этих условиях реагировал Собор на арест Николая II?

Я долго искал хоть какие-то свидетельства. Практически ничего не нашёл. В общем, Собор никак не реагировал на арестованного Царя, на содержание Императора под арестом. Просто не вспоминали.

Стали вспоминать уже в июле, когда в июле или в августе 1918-го, получили известие об убийстве Императора. Вот тогда, да, тогда что-то начали обсуждать.

А до того, я смотрел многотомные деяния Поместного Собора, всё, что опубликовано в стенограммах Собора, нигде ничего нет.

Более того, народ писал обращения, письма Поместному Собору: что как это глава церкви, Император, находится в заточении. Вы сделайте там, дорогие отцы, члены Поместного Собора, сделайте что-то, хоть что-то. Но реакции Собора никакой не было».

Что случилось с исполнителями февральского переворота?

Вернёмся к исполнителям февральского переворота.

Что касается самих заговорщиков, то они быстро осознали, что они натворили, но было уже поздно.

Они плохо кончили: либо были зверски убиты революционерами, либо влачили жалкую жизнь в эмиграции.

Из видео «Отречение Императора Николая II: факты и мифы»:
Доктор филологических наук Т.Л. Миронова
Доктор филологических наук Т.Л. Миронова

Миронова Татьяна Леонидовна, доктор филологических наук:

«История и Божественный промысел тут очень чётко нам показывают, за кем правда и кто за это поплатился – за предательство и измену, за клятвопреступление. Вот этот генералитет, который так рвался к власти, который так стремился в 1917-м году, в феврале, разрушить самодержавие, посмотрите их судьбы.

Генерал Рузский, похвалявшийся газетам в семнадцатом году, что он, он, он принял отречение Императора от престола. Он был зарублен красноармейцами на Пятигорском кладбище, полуживым закопан в землю.

Генерал Алексеев в 1918-м году умер от болезни почек, бесплодно пытаясь собрать, соединить войска белой армии.

Генерал Корнилов умер, погиб мистически страшно, когда единственная граната накануне наступления на Екатеринбург прилетела в расположение белых войск и ранила его смертельно. Единственная граната, больше не было!

Николай Иудович Иванов – это тот, который не довёл войска до Петрограда. Когда потом генералы осознавали, что нас сломила не Россия, нас сломил Петроград. Так вот, генерал Иванов умер от тифа, банально от тифа в 1920 году.

Всё, что они получили за своё предательство. Вот цена тридцати сребреников».

По словам Великого князя Александра Михайловича, который цитирует В. Розанова из его пьесы «Революция и интеллигенция», положение российских либералов было таково: «Насладившись в полной мере великолепным зрелищем революции, наша интеллигенция приготовилась надеть свои мехом подбитые шубы и возвратиться обратно в свои уютные хоромы, но шубы оказались украденными, а хоромы были сожжены».

Из видео «Круглый стол с Константином Сивковым»:

Константин Сивков, военный и политический аналитик, доктор военных наук:

«…складывается представление по фильмам, по художественным произведениям, что белое движение было чуть ли не полностью монархическим… А ведь получается, что белое движение – это был как раз выброшенный с политической арены этот узкий слой свергателей Царя. Народ уже вернуть Царя не мог, но он воздал должное силами Красной Армии тем, кто в составе Белой Армии пытался вернуть к власти февралистов. Мы можем так говорить?

Белогвардейцы. Генерал П.Н. Врангель (сидит в центре) с офицерами
Белогвардейцы. Генерал П.Н. Врангель (сидит в центре) с офицерами

Дионис Каптарь, историк, писатель:

«Вы знаете, я так скажу, я действительно хочу подчеркнуть этот момент. Белое движение до такой степени не было монархическим, что постоянно боролось с монархическими, с теми элементами, которые были, с монархическими заговорами. И не случайно крупнейшие деятели белого движения, во-первых, участвовали в заговоре против Царя: Алексеев, Корнилов, например. Колчак контактировал с Плехановым, был соратником Савенкова. Более того, генерал Врангель – потомственный революционер. Даже отец его был против Николая I ещё. Вы почитайте мемуары отца и сына. Они оба клянут на чём свет стоит всю монархию. А Деникин, знаете, что написал? «Падение монархии – закономерный процесс, за который отдавались жизни, гноились в тюрьмах все наши лучшие люди, которые были в прошлых эпохах». Если мы вспомним, кто это были, это были народовольцы. А народовольцы – это эссеры, ну, предшественники.

Таки образом, что мы видим? Они так и не выдвинули лозунг царя. Ничего себе монархисты! В течение четырёх лет воюют и нигде, даже на Дальнем Востоке, где они дольше всего продержались, нигде так и не вернули лозунг монархии.

Я не буду говорить, что народ воздал. Я считаю, что история воздала, если так можно сказать. История воздала этим людям. Причём иногда действительно поразительные вещи. Совершенно случайный снаряд, выпущенный непонятно как, попал именно в Корнилова. Он погиб.

Значит, родственники Царя были наказаны чудовищным образом. Их обобрали до нитки.

К. Сивков:

Расстреляли очень многих.

Д. Каптарь:

Это само собой, это все знают. Но ведь те, кто попали за границу, те, кто смогли ускользнуть, тот же Николай Николаевич, те же Великие князья, мать Царя, Двор, который был оппозиционным, оказались в ничтожной эмиграции. И вплоть до того, что приходилось продавать украшения, которые были на них. Представьте себе, вот много было разговоров о том, что Царь вывез огромные деньги, золото, был коррумпирован. Возникает вопрос: где же это золото? Ведь его ближайшие родственники, мать, они имели документы на наследование. Где же это золото? Ищите. Говорилось, что у Царя огромные счета за границей. Пропаганда революционная, которая распространяла листовки, говорила, что Царь обобрал Россию, у Царя огромные деньги. Потом выяснилось, что двадцать миллионов золотых рублей Царь пожертвовал на госпитали во время войны».

Участникам переворота пришлось горько раскаяться в содеянном, о чём они писали потом в своих воспоминаниях.

«Уже зимой Милюков напишет:

«История проклянёт вождей наших так называемых пролетариев, но проклянёт и нас, вызвавших бурю. Спасение России – в возвращении к монархии. Но признать этого мы просто не можем. Признание есть крах всего дела нашей жизни, крах всего мировоззрения, которого мы являемся представителями».

И Гучков признаётся:

«Власть, при многих своих недостатках, была права, а революция, при многих своих достоинствах, была не права».

И «правый» политик Пуришкевич, также поучаствовавший в творении «новой, счастливой России», выразит своё отчаяние от содеянного даже в стихах:

Русское имя покрылось позором, Царство растерзано адским раздором, Кровью залита вся наша страна... Боже наш, в том есть и наша вина. Каемся мы в эти страшные дни... Боже, Царя нам верни!»
Арест Временного правительства. Худ. М. Соколов
Арест Временного правительства. Худ. М. Соколов

В 1964 году один американский журналист обратился к Александру Фёдоровичу Керенскому с вопросом:

– Можно ли было избежать победы большевиков в 1917-м?

Тот ответил:

– Можно. Для этого надо было расстрелять всего одного человека.

– Ленина? – спросил журналист

– Нет, Керенского, — ответил Александр Фёдорович.

Эпилог

Итак, в феврале 1917 года было совершено подлое предательство и измена ближайшего окружения: предали люди, на которых государь опирался.

Генералы штаба в сговоре с членами правительства и некоторыми членами императорской фамилии обманом пленили верховного главнокомандующего, лишив его возможности исполнять свои прямые обязанности по управлению страной и армией.

«Кругом измена, и трусость, и обман», – записал Николай Александрович в своём дневнике 2 марта 1917 года.

В результате чудовищного предательства произошла национальная катастрофа, унёсшая десятки миллионов жизней, колоссальный слом, которого не знала мировая история.

И это произошло во время войны! Перед решающим наступлением!

Как можно оценить это предательство?

Представьте себе на минуточку, что было бы, если бы подобное произошло перед сражением под Сталинградом в 1943 г.? Как бы вы это оценили?

Как измену присяге и предательство своего народа.

Но в случае с предательством 1917 года, в результате которого рухнула процветающая страна и чуть совсем не исчезла с карты мира, вина почему-то возлагается на того, кого предали, а «творцы» этой величайшей трагедии до сих пор остаются в тени!

Почему такая вопиющая несправедливость?

До сих пор в общественном сознании прочно бытуют ложные штампы о личности царя и его роли в истории.

Не желая знать правды, мы до сих пор во всём склонны обвинять императора, приписывая ему нерешительность и слабость.

Это, по сути, молчаливое согласие с предательством, продолжается до сих пор. А это значит, что мы продолжаем его предавать.

Между «отречением» и убийством царской семьи прошло почти полтора года, пока царская семья была под арестом. Но не было той силы, что могла бы исправить зло.

Получается, что не царь, а народ отрёкся от царя.

Мнение:

Закончим лекцию словами кандидата исторических наук Петра Мультатули из статьи «1917-й: почему это стало возможно?»:

«Это было не просто свержение конкретного царя, а уничтожение вековой русской монархии, гаранта её независимости. Именно тогда начался губительный распад русской идентичности.

При Николае II было осуществлено, в общей сложности, реформ больше, чем при Петре Великом и Александре II. Причём реформ великих, судьбоносных. Но эти преобразования закончились крушением в феврале 1917 года не потому, что царь был «слабым», наши внешние враги были сильнее, а потому что общество наше в своём большинстве уже не верило в Бога и не желало служить ни царю, ни России».

На самом деле народ отрёкся от Бога. «Безбожие – вот главное последствие революции, а оно, по словам философа И.А. Ильина, «разлагает в человеческой душе все священные основы жизни: веру, совесть, честь, верность, любовь к Отечеству…»

Смотреть другие части

Литература:

Бабкин М.А. Духовенство Русской православной церкви и свержение монархии (начало XX в. – конец 1917 г.). – М.: Государственная публичная историческая библиотека, 2007. – URL: http://­krotov­.info/­libr_­min/­02_b/­ab/­babkin­_00.htm

Берберова Н.Н. Люди и ложи. Русские масоны ХХ столетия. – URL: https://­www.­litmir­.me/­br/­?b=­3246­&p=1

Боханов А.В. Николай II. – М.: Вече, 2008.

Воспоминания великого князя Александра Михайловича Романова. – URL: http://­www.­e-reading­.club/­bookreader­.php/­1034730/­Romanov_-_Vospominaniya­_velikogo­_knyazya­_Aleksandra­_Mihaylovicha­_Romanova­.html

Елена Чавчавадзе: «Самое интересное – теневые фигуры революций». Информационно-аналитическое издание Фонда исторической перспективы «Столетие». – URL: http://­www.­stoletie­.ru/­politika­/jelena­_chavchavadze­_samoje­_interesnoje­__tenevyje­_figury­_revolucij­_770.htm

Епископ Егорьевский Тихон: Наша выставка о том, как Россия смогла преодолеть выпавшие на ее долю беспримерные испытания. – Интервью «Российской газете» № 6833 (262). – URL: http://­www.-patriarchia­.ru/db/­text/­4275948­.html

Император Николай II. Крестный Путь / авт.-сост. Т.Н. Микушина, Е.Ю. Ильина, О.А. Иванова. – Омск: Издательский Дом «СириуС», 2016.

Иоффе Г.З. Революция и семья Романовых. – URL: https://­profilib­.net/­chtenie/­42431/­genrikh-ioffe-revolyutsiya-i-semya-romanovykh­.php

Княгиня М.К. Тенишева. Впечатления моей жизни. – URL: https://­www.­litmir­.me/br/­?b=­243940­&p=1

Кожинов В.В. История России. Век XX (1901-1939). – URL: https://­www.­litmir.­me/br­/?b=­552311­&p=1

Мультатули П.В. Псковская Гефсимания. – URL: http://­ricolor­.org/­history/­mn/­nv/­6/

Мультатули П.В. 1917-й: почему это стало возможно? // Журнал «Русский Дом», №2, февраль 2017. – URL: http://­www.­russdom.­ru/­node/­10091

Мультатули П.В. Император Николай II во главе действующей армии и заговор генералов. – URL: http://­gosudarstvo­.voskres­.ru/­multat/­oglavl­.htm

Мультатули П.В. Кругом измена, трусость и обман. Подлинная история отречения Николая II. – URL: https://­profilib­.net/­chtenie/­152679/­petr-multatuli-krugom-izmena-trusost-i-obman-podlinnaya-istoriya-otrecheniya-nikolaya-ii.php

Ольденбург С.С. Царствование Императора Николая II. – М.: Наука, 2003

Платонов О.А. История русского народа в XX веке. – Издательский дом «Родник», 1997

Солоневич И.Л. Великая фальшивка февраля. – М.: Алгоритм, 2007. – URL: http://­www.­litres­.ru/-pages­/biblio­_book­/?art=­15817224­&lfrom­=156749724

Хереш Э. Николай II. – Ростов-на-Дону: «Феникс», 1998. – URL: https://­libking­.ru/­books/­nonf-/nonf-biography/­458708-elizabet-heresh-nikolay-ii.html

Шамбаров В. Опасная история. Кто «заказал» Россию революционерам. – URL: http://­file-rf.ru/-analitics­/750

Энтони Саттон. Уолл-стрит и большевистская революция. – М.: «Русская Идея», 1998. – URL: https://­www.­litmir.­me/­br/­?b=­104841­&p=52

Сайт За-Царя.рф не является монархическим, не носит религиозный характер, не преследует политических целей. Задача сайта – рассказать правду об Императоре Николае Втором и России времени Его правления.

Контакты: za-carya@yandex.ru

© 2017 - 2018. Все права защищены.